Член антигитлерской коалиции


27 июн. г. - О антигитлеровской коалиции: почему она не стала новой . на том, чтобы Франция стала членом антигитлеровской коалиции. По-моему, у Польши никак не меньше прав считать себя членом антигитлеровской коалиции, чем, например, у Франции.

Во-первых, именно Польша. В ней так и говорилось: «АНТИГИТЛЕРОВСКАЯ КОАЛИЦИЯ – союз самым, его из агрессора во второстепенного члена Антигитлеровской коалиции.

Зная о неверии Гитлера в возможность создания долговременной и прочной антифашистской коалиции капиталистических государств с Советским Союзом, и абвер, и СД, и прочие секретные службы Германии не рисковали высказывать не совпадающие с точкой зрения фюрера мнения. Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом.

Объединяющие тенденции внутри антигитлеровской коалиции стран, сплотившихся перед общей смертельной опасностью, скрепленные общим интересом — разбить фашистскую Германию, а затем Японию, были на том этапе войны сильнее разъединяющих тенденций.

Член антигитлерской коалиции

Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом. Однако надежды секретных служб, что им удастся противопоставить друг другу участников коалиции, вызвать ссору между ними и добиться развала коалиции еще в ходе войны, также провалились.

Глава нацистской внешнеполитической разведки начал зондаж возможности заключения компромиссного мира с США и Англией, рассчитывая таким образом оградить фашистскую Германию от самого худшего:

Член антигитлерской коалиции

Ни в Берлине, ни в ставке фюрера весть об этом не была воспринята всерьез, рассматривалась как чисто пропагандистская акция. Считалось, что в силу извечно существующих неустранимых органических противоречий исключено какое-либо единение западных стран с СССР против Германии, что союз не может быть внутренне стабильным.

Однако надежды секретных служб, что им удастся противопоставить друг другу участников коалиции, вызвать ссору между ними и добиться развала коалиции еще в ходе войны, также провалились.

И чтобы иметь возможность постоянно питать фюрера соответствующей информацией для подкрепления его иллюзорной идеи о неизбежности раскола антигитлеровской коалиции в самое ближайшее время, абвер и СД сосредоточили все внимание на фиксировании конкретных разногласий и расхождений между союзниками, гипертрофически преувеличивая при этом их значение в смысле подрыва единства коалиции.

Объединяющие тенденции внутри антигитлеровской коалиции стран, сплотившихся перед общей смертельной опасностью, скрепленные общим интересом — разбить фашистскую Германию, а затем Японию, были на том этапе войны сильнее разъединяющих тенденций.

Глава нацистской внешнеполитической разведки начал зондаж возможности заключения компромиссного мира с США и Англией, рассчитывая таким образом оградить фашистскую Германию от самого худшего: Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом.

Зная о неверии Гитлера в возможность создания долговременной и прочной антифашистской коалиции капиталистических государств с Советским Союзом, и абвер, и СД, и прочие секретные службы Германии не рисковали высказывать не совпадающие с точкой зрения фюрера мнения.

Ситуацию, сложившуюся в результате оттягивания западными державами открытия второго фронта, Шелленберг, наделенный рейхсфюрером СС Гиммлером тайными полномочиями, счел подходящей для того, чтобы перейти к более активным действиям.

Однако надежды секретных служб, что им удастся противопоставить друг другу участников коалиции, вызвать ссору между ними и добиться развала коалиции еще в ходе войны, также провалились. Попытки такого рода особенно усилились на заключительном этапе войны, когда Гиммлер, Кальтенбруннер, Шелленберг, Вольф и другие деятели СС, СД и абвера, опираясь на установленные ими связи с отдельными англо-американскими представителями реакционных кругов, политический курс которых не отражал подлинных настроений общественности и правительств США и Англии, решили добиваться хотя бы более выгодных условий мира взамен на предложение продолжить борьбу на Востоке.

Нацистские главари, как мы знаем, не оставляли этих попыток до самого последнего момента, будучи уверены, что им удастся, играя на своекорыстных политических расчетах западных союзников, убедить их пренебречь принципом безоговорочной капитуляции и пойти на сговор с ними ради получения возможности использовать сохранившийся военный потенциал Германии против Советского Союза.

И чтобы иметь возможность постоянно питать фюрера соответствующей информацией для подкрепления его иллюзорной идеи о неизбежности раскола антигитлеровской коалиции в самое ближайшее время, абвер и СД сосредоточили все внимание на фиксировании конкретных разногласий и расхождений между союзниками, гипертрофически преувеличивая при этом их значение в смысле подрыва единства коалиции.

Зная о неверии Гитлера в возможность создания долговременной и прочной антифашистской коалиции капиталистических государств с Советским Союзом, и абвер, и СД, и прочие секретные службы Германии не рисковали высказывать не совпадающие с точкой зрения фюрера мнения. Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом.

Объединяющие тенденции внутри антигитлеровской коалиции стран, сплотившихся перед общей смертельной опасностью, скрепленные общим интересом — разбить фашистскую Германию, а затем Японию, были на том этапе войны сильнее разъединяющих тенденций.

Попытки такого рода особенно усилились на заключительном этапе войны, когда Гиммлер, Кальтенбруннер, Шелленберг, Вольф и другие деятели СС, СД и абвера, опираясь на установленные ими связи с отдельными англо-американскими представителями реакционных кругов, политический курс которых не отражал подлинных настроений общественности и правительств США и Англии, решили добиваться хотя бы более выгодных условий мира взамен на предложение продолжить борьбу на Востоке.

Несмотря на имевшие место нарушения Англией и США своих союзнических обязательств, попытки ведения сепаратных переговоров реакционных кругов с нацистской верхушкой, антигитлеровская коалиция выдержала все испытания, проложила путь к победе, стала наглядным примером плодотворного сотрудничества государств с различным общественным строем, имеющим огромное значение и в наши дни.

Нацизм оказался банкротом в понимании того обстоятельства, что главной целью всех участников коалиции оставался разгром германского фашизма, хотя социально-политический смысл будущей победы и ее последствий рассматривался Советским Союзом и западными державами по-разному.

Они безусловно просчитались и здесь. Серьезный просчет, по мнению немецких стратегов, был связан с оценкой возможности оформления антигитлеровской коалиции — уникального политического достижения второй мировой войны.

И надо сказать, что обострение на отдельных этапах войны антисоветских тенденций в курсах Англии и США было на руку нацистам, оно способствовало укреплению их во мнении, что при каком-то благоприятном стечении политических обстоятельств в будущем еще удастся поправить дела и даже извлечь крупный стратегический выигрыш.

Зная о неверии Гитлера в возможность создания долговременной и прочной антифашистской коалиции капиталистических государств с Советским Союзом, и абвер, и СД, и прочие секретные службы Германии не рисковали высказывать не совпадающие с точкой зрения фюрера мнения.

Да и о какой, собственно, коалиции, рассуждала нацистская верхушка, может идти речь, если Советскии Союз будет разбит в какие-то считанные недели, если Другой член провозглашенной коалиции — Англия обречена, а Соединенные Штаты Америки вряд ли захотят вмешиваться в европейские дела, ибо их накрепко свяжет Япония?

Несмотря на имевшие место нарушения Англией и США своих союзнических обязательств, попытки ведения сепаратных переговоров реакционных кругов с нацистской верхушкой, антигитлеровская коалиция выдержала все испытания, проложила путь к победе, стала наглядным примером плодотворного сотрудничества государств с различным общественным строем, имеющим огромное значение и в наши дни.

Нацизм оказался банкротом в понимании того обстоятельства, что главной целью всех участников коалиции оставался разгром германского фашизма, хотя социально-политический смысл будущей победы и ее последствий рассматривался Советским Союзом и западными державами по-разному.

Они безусловно просчитались и здесь.

Объединяющие тенденции внутри антигитлеровской коалиции стран, сплотившихся перед общей смертельной опасностью, скрепленные общим интересом — разбить фашистскую Германию, а затем Японию, были на том этапе войны сильнее разъединяющих тенденций.

Ситуацию, сложившуюся в результате оттягивания западными державами открытия второго фронта, Шелленберг, наделенный рейхсфюрером СС Гиммлером тайными полномочиями, счел подходящей для того, чтобы перейти к более активным действиям. Серьезный просчет, по мнению немецких стратегов, был связан с оценкой возможности оформления антигитлеровской коалиции — уникального политического достижения второй мировой войны.

Они безусловно просчитались и здесь. Зная о неверии Гитлера в возможность создания долговременной и прочной антифашистской коалиции капиталистических государств с Советским Союзом, и абвер, и СД, и прочие секретные службы Германии не рисковали высказывать не совпадающие с точкой зрения фюрера мнения.

И надо сказать, что обострение на отдельных этапах войны антисоветских тенденций в курсах Англии и США было на руку нацистам, оно способствовало укреплению их во мнении, что при каком-то благоприятном стечении политических обстоятельств в будущем еще удастся поправить дела и даже извлечь крупный стратегический выигрыш.

Нацистские главари, как мы знаем, не оставляли этих попыток до самого последнего момента, будучи уверены, что им удастся, играя на своекорыстных политических расчетах западных союзников, убедить их пренебречь принципом безоговорочной капитуляции и пойти на сговор с ними ради получения возможности использовать сохранившийся военный потенциал Германии против Советского Союза.

Серьезный просчет, по мнению немецких стратегов, был связан с оценкой возможности оформления антигитлеровской коалиции — уникального политического достижения второй мировой войны. Глава нацистской внешнеполитической разведки начал зондаж возможности заключения компромиссного мира с США и Англией, рассчитывая таким образом оградить фашистскую Германию от самого худшего: Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом.

Нацизм оказался банкротом в понимании того обстоятельства, что главной целью всех участников коалиции оставался разгром германского фашизма, хотя социально-политический смысл будущей победы и ее последствий рассматривался Советским Союзом и западными державами по-разному.

Несмотря на имевшие место нарушения Англией и США своих союзнических обязательств, попытки ведения сепаратных переговоров реакционных кругов с нацистской верхушкой, антигитлеровская коалиция выдержала все испытания, проложила путь к победе, стала наглядным примером плодотворного сотрудничества государств с различным общественным строем, имеющим огромное значение и в наши дни.

Ситуацию, сложившуюся в результате оттягивания западными державами открытия второго фронта, Шелленберг, наделенный рейхсфюрером СС Гиммлером тайными полномочиями, счел подходящей для того, чтобы перейти к более активным действиям. Однако надежды секретных служб, что им удастся противопоставить друг другу участников коалиции, вызвать ссору между ними и добиться развала коалиции еще в ходе войны, также провалились.

И чтобы иметь возможность постоянно питать фюрера соответствующей информацией для подкрепления его иллюзорной идеи о неизбежности раскола антигитлеровской коалиции в самое ближайшее время, абвер и СД сосредоточили все внимание на фиксировании конкретных разногласий и расхождений между союзниками, гипертрофически преувеличивая при этом их значение в смысле подрыва единства коалиции.

Считалось, что в силу извечно существующих неустранимых органических противоречий исключено какое-либо единение западных стран с СССР против Германии, что союз не может быть внутренне стабильным. Попытки такого рода особенно усилились на заключительном этапе войны, когда Гиммлер, Кальтенбруннер, Шелленберг, Вольф и другие деятели СС, СД и абвера, опираясь на установленные ими связи с отдельными англо-американскими представителями реакционных кругов, политический курс которых не отражал подлинных настроений общественности и правительств США и Англии, решили добиваться хотя бы более выгодных условий мира взамен на предложение продолжить борьбу на Востоке.

Нацистские главари, как мы знаем, не оставляли этих попыток до самого последнего момента, будучи уверены, что им удастся, играя на своекорыстных политических расчетах западных союзников, убедить их пренебречь принципом безоговорочной капитуляции и пойти на сговор с ними ради получения возможности использовать сохранившийся военный потенциал Германии против Советского Союза.

Глава нацистской внешнеполитической разведки начал зондаж возможности заключения компромиссного мира с США и Англией, рассчитывая таким образом оградить фашистскую Германию от самого худшего: И надо сказать, что обострение на отдельных этапах войны антисоветских тенденций в курсах Англии и США было на руку нацистам, оно способствовало укреплению их во мнении, что при каком-то благоприятном стечении политических обстоятельств в будущем еще удастся поправить дела и даже извлечь крупный стратегический выигрыш.

Однако надежды секретных служб, что им удастся противопоставить друг другу участников коалиции, вызвать ссору между ними и добиться развала коалиции еще в ходе войны, также провалились. Они предпринимали шаги для того, чтобы всемерно использовать антисоветские элементы в политике США и Англии, чтобы играть на противоречиях между отдельными группами американского и английского капитала, попытаться найти компромисс с Западом.

Они безусловно просчитались и здесь. Ни в Берлине, ни в ставке фюрера весть об этом не была воспринята всерьез, рассматривалась как чисто пропагандистская акция.

Нацистские главари, как мы знаем, не оставляли этих попыток до самого последнего момента, будучи уверены, что им удастся, играя на своекорыстных политических расчетах западных союзников, убедить их пренебречь принципом безоговорочной капитуляции и пойти на сговор с ними ради получения возможности использовать сохранившийся военный потенциал Германии против Советского Союза.

Они безусловно просчитались и здесь. Глава нацистской внешнеполитической разведки начал зондаж возможности заключения компромиссного мира с США и Англией, рассчитывая таким образом оградить фашистскую Германию от самого худшего:



Полнометражн порно фильмы сруским переводом
Порно жопа целка
25 см до 30 см член
Хит порн
Секс в необычных местах мнение психолога
Читать далее...